Почему врио Кобзев может проиграть?

Сегодня взгляд Добродеева – это такой поливзгляд. Тут редакция нашего сайта провела круглый стол с экспертами в области политики, выборных технологий. Провела, как говориться онлайн, и без масок. Поводом стал старт кампании Щапова. Яркий, смелый и конкретный. Ну, на мой субъективный взгляд.

Сегодня мы приводим мнения известных журналистов, экспертов, но не о шансах Щапова, а о шансах Кобзева. Потому что, как говорится, к бабушке не ходи, а шансов этих с каждым днем все меньше. Разведка докладывает о перманентной истерике в штабе врио, а тем не менее кампания Щапова набирает обороты.

Сегодня мы обратились с одним единственным вопросом к нашим гостям: «Почему врио Кобзев может проиграть?»

Андрей Фомин, главный редактор журнала «Иркутские кулуары»

«Игорь Кобзев может проиграть по той же самой причине, по которой проигрывают обычно все записные фавориты. Они хотят (ну или политтехнологи пытаются их заставить) выглядеть. ВЫГЛЯДЕТЬ!

То есть быть солидными функционерами, озабоченными – в лучшем случае, озабоченными – судьбами территорий и масс. Стать этакими отцами микронации.

На мой взгляд, это древнее, нафталинное представление об электоральной психологии, которое до сих поддерживается исключительно административными чудесами, имеющими место на выборах в национальных республиках и округах (Чечня, Дагестан, Татарстан, Тыва и так далее), а также – святой уверенностью многих представителей элит в торжество западных технологий манипулирования.

В теории это называется «инерционный сценарий ведения кампании». На практике я бы назвал это скорее ленивым сценарием, когда политтехнологи не хотят или не могут ничего особого придумать, а рассчитывают, что за фаворита просто приведут голосовать солдатиков, врачей-учителей, сидельцев в СИЗО и пенсионеров, сочувствующих любому человеку власти, когда видят, что он да – уже с портфелем.

При том что реальность неоднократно доказывала, что в Иркутской области, да и в ряде других субъектов федерации, подобные отцы микронаций, облаченные в мундиры и обвешанные регалиями, проваливались с треском. Вспомните хотя бы случаи с Сергеем Серебренниковым на выборах мэра Иркутска в 2010 году и Сергеем Ерощенко в 2015-м. Их делали (или они сами были) красивыми и гламурными, значительными и снисходительными.

Сейчас это тоже может не пройти.

Многие избиратели до сих пор не понимают, а зачем им, собственно, идти голосовать за Игоря Ивановича? В чём их личная выгода? Да, за него несколько уважаемых, толковых и при этом наших, местных персон, к мнению которых люди часто прислушиваются.

Но! Если кто-то из оппонентов предложит избирателям что-то, что они сочтут для себя лично выгодным, то Кобзев проиграет. Слоганы, подобные тому, что появился на баннерах повсюду: «В ответе за область и за людей», — для иркутян ни о чём. Они по-прежнему бедны или недостаточно обеспечены, для них по-прежнему нет социальных лифтов, дороги билеты на самолет, для них Москва (которая и прислала в регион Игоря Кобзева) придумала массу законодательных проблем на Байкале, в лесах и на дачах, и они по-прежнему хотели бы шарахнуть колом по башке любого, кто много красуется и пытается с ними вести себя, как барин.

Вот слоган «Услышу голос каждого» был о чём. В нём было обещание и оно обещало решить актуальную, наболевшую проблему. И сейчас всё зависит от того, кто найдёт своё доходящее до сердца людей обещание.

Олег Бондаренко, директор Фонда Прогрессивной политики, Москва.

«В случае, если господина Щапова по надуманному предлогу не снимут с дистанции, то у Кобзева появляется очень серьезный оппонент.

У КПРФ по Иркутской области остался высокий уровень доверия. Конечно, электорат – не мешок с картошкой, и его нельзя передать от одного человека другому, и были свои симпатизанты вне партийного электората у господина Левченко, но, впрочем, они могут также появиться и у господина Щапова.

Плюсы Щапова – его молодость, его отличная профессиональная карьера, служба в ФСБ и то, что он является представителем команды прошлого губернатора, которого под огромным давлением и очень долго пытались отстранить от должности, наконец, отстранили, оформив все это «явкой с повинной» — заявлением по собственному желанию – но при этом никуда люди, которые доверяли Левченко, не девались. Их большой довольно процент, и я не берусь утверждать, что Щапов может победить, но шанс такой есть.

И, насколько я знаю, не просто так от такой фейковой структуры как КПСС у вас выставился кандидат по фамилии ЩаДов. Это показатель того, насколько власть и администрация боится победы Щапова.

Щапов подал документы с большим запасом подписей, но при этом с учетом того что происходит у нас в стране – в Архангельской области представитель КПРФ оказался заблокирован, в Костромской обалсти проблемы у списка КПРФ в Законодательное собрание. Совершенно нельзя исключать, что могут и Щапова не зарегистрировать. Это, конечно, полностью бы подорвало легитимность этих выборов. Но мне кажется, что последнее время власти о легитимности думают в последнюю очередь.

Кобзев – непубличный политик. И публичным политиком становиться не хочет, не желает. Его президент отправил гасить чрезвычайную ситуацию. Но чрезвычайная ситуация, слава Богу, прошла. Поздно спасателя отправили. Уже неактуально было.

Да, он много ездит по региону, но критерии публичного политика – они несколько иные. Ездит – не ездит, это совершенно никакого значения не имеет. Кобзев – не фигура. Кобзев не соразмерен вообще Иркутской области. Левченко, нравится он или нет – это политик федерального уровня, который мог бы и КПРФ возглавить. Смотрелся бы достояно на посту. Другое дело, что это искренне ему не надо. А Кобзев – это другой масштаб». 

Давид Азизов, журналист Federalpress

«Не берусь делать прогнозов относительно победы того или иного кандидата. Дело это неблагодарное, в Иркутской области тем более.

Но могу обратить внимание на некоторые аспекты ведения кампании предвыборным штабом врио губернатора Игоря Кобзева. Не скажу что это гарантированно приведет к провалу, но может технологам существенно усложнить задачу. 

По самому стилю кампании врио можно сказать: «Добротный олдскул по учебнику». То есть кампания шаблонная, велосипеда ее идеологи изобретать, видимо не намерены. Все ведется, как это делалось лет 10 назад. Тогда некоторыми такой стиль был взят за более или менее универсальный для кандидата от власти.

В первую очередь это АПМ, мы видим что Игорь Иванович смотрит на нас чуть ли не из каждого баннера в Иркутске, и слышим и видим его в каждом СМИ. Да, в начале «десятых» годов это работало. В целом по стране. Но мы помним разгромное поражение Сергея Серебренникова на выборах мэра Иркутска в 2010 году. Одной из основных причин был именно такой навязчивый стиль агитации.

Работа в социальных сетях ведется так же по шаблону актуальному скорее для «десятых» годов, когда это только вошло в практику, и действительно были случаи, когда победа рождалась именно в соцсетях. Но за десять лет все эти механизмы  существенно эволюционировали. В нынешней кампании Игоря Кобзева я этой эволюции не вижу.

Такое ощущение, что взяли кальку с выборов десятилетней давности в условной Ивановской области и перенесли в 2020 год в Приангарье. Насколько сработает – сказать сложно, учитывая традиционную протестность Иркутской области. Это можно проследить по выборам 2010 и 2015 года, когда голосовали не за какого-то кандидата, а против представителя партии власти. Оба раза проигравшие вели кампанию аналогичную нынешней.

Сработать она конечно может, но только при условии тотальной зачистки конкурентов. И безграничном админресурсе. Есть ли эти инструменту у команды действующего вроио я не знаю».

Константин Калачев, политический консультант, политолог, Москва

«Основная борьба на выборах безусловно развернется между двумя персонажами — Игорем Кобзевым (самовыдвиженец с поддержкой «Единой России») и кандидатом от КПРФ Михаилом Щаповым.

Противостояние коммунистов и партии власти — традиционная для Иркутской области тема. Возможность преодоления муниципального фильтра у Щапова есть. Если Кобзеву не удастся закончить выборы в один тур, то проблемы для него вырастут кратно.

Сказать, что Иркутская область беременна «варягом», лично я не могу.

При всех достоинствах Кобзева он не местный, чужой для элит, не свой для населения, история отставки Левченко тоже работает скорее против. А дальше иду традиционные проблемы — низкий уровень социального самочувствия, высокий уровень протестных настроений и повисший в воздухе вопрос — чьи интересы Кобзев будет представлять и реализовывать на территории богатой ресурсами области. Я бы не сказал, что шанс на проигрыш велик, да и в политтехнологической команде Кобзева есть вполне вменяемые люди, хорошо знающие Иркутскую область, но шанс таки есть.

Опыта участия в выборах у Кобзева нет, да и политический опыт приобретается на ходу. Многое зависит от того, сколько голосов оттянут остальные кандидаты.

«В ответе за область» — это палка о двух концах. Не дай Бог какой форс-мажор, например вторая волна ковида, вот и отвечай. Не самый плохой слоган для того, кто еще не успел дров наломать. Кто здесь власть? Я здесь власть! Звучит примерно так. Но тогда нужны популярные решения . А не  только объезды районов«.

Александр Откидач, общественный деятель

«У Врио есть реальный плюс. Это админ ресурс. К сожалению, мы знаем что это такое и, что на старте у кандидата с этим ресурсом автоматически плюс 20% голосов вне зависимости от того, что он из себя представляет. Только благодаря нему Игорь Иванович считается одним из фаворитов гонки.

Поймите меня правильно, я не могу сказать, что мне он не нравится, как человек или политик, просто для меня, как жителя Иркутска есть два очень жирных минуса, которые ставят его на последнее место среди всех кандидатов в губернаторы Иркутской области.

Первый минус — это то, что он не из Иркутской области и никогда здесь не находился по собственному желанию. Он не знает людей, не знает проблем и любая попытка сказать, что я глубоко знаю проблемы территории это фальш и пиар. Это по-человечески невозможно. Нельзя заставить человека любить чужую землю. А губернатор который не любит свой край это очень плохо. Со всеми вытекающими последствиями.

Второй минус — это его резюме. Давайте по честному, он может быть заместителем губернатора по какому то вопросу, может быть главой МЧС. Но он совершенно не разберается ни в экономике, ни в туризме, ни в социалке и бюджетных вопросах. У него нет и не будет никакого плана развития, он всегда (и это не плохо, это просто факт) жил и реализовывал работу отдела и команды на БЮДЖЕТНЫЕ деньги. То есть ты тратишь сколько есть и нет смысла развиваться.

Иркутской же области сегодня нужен управленец с опытом работы в региональной и федеральной политике, с опытом управления коллективами, умением рисковать и желанием поднимать область на первые места по всем возможным параметрам в регионе. У губернатора должны гореть глаза. А здесь мы видим генеральную усталость.

Ничего личного. У нас же было 8 месяцев что бы сделать выводы. Кто и где видел прорывы? Какую то надежду на прорывы? Антикоррупционная риторика — это хорошо. Но это пиар. А нужны реальные и решительные действия. Области не станет лучше, если мы с топором будем гоняться за коррупционерами. Это не задача губернатора«.