Павел Добродеев в Тулуне

Этот июль слишком жаркий и душный. Во всех смыслах, и лето нынче в принципе почему-то не приносит удовольствия. Вот такого удовольствия, как в детстве – его уже нет. Хотя, взрослым мне нравится быть гораздо больше, чем ребенком. Но вот летом хочется сбросить лет так 25 или 30, и в деревню на берег Тихвинки, ловить пескарей, пасти коров, и только не думать о лесных пожарах, коронавирусе, выборах и конституции.

Сегодня составил рейтинг главных событий недели. Так сказать, на что упал взгляд.

1. Очень хотелось квартиру или машину и одновременно хотелось самой низкой явки в стране. Вот была дилемма, скажу я вам. Вроде как начальство призывало идти и ставить «нет», а внутренний голос говорил «посиди дома, машина у тебя есть, дом тоже, оставь шанс для тех, у кого этого всего нет». В итоге остался со своим. Тут же еще какой момент, нам не объяснили же, в каком случае ты можешь выиграть, когда сказал «да» или, когда сказал «нет». Кажется мне, что победили только те, кто выбрал первый вариант.

2. В принципе, предвыборную кампанию Геннадия Щадова можно построить на одной только пресс-конференции. Нарезать небольшими роликами с веселой музыкой и крутить на экране спорткомплекса «Труд». Семья Щадовых достаточно обеспеченная, тем более у штаба врио нет денег, пост ректора политеха ему тоже не дадут. Значит свою роль в этой комедии он выбрал по каким-то другим мотивам. Что могло послужить стимулом? Вряд ли он свято верит в то, что врио Игорь Кобзев единственный, кто может управлять областью и что Щапов не потянет. В «сером» доме сейчас нет людей, способных убеждать, давить могут, убеждать — нет. Как доказательство: низкая явка и результаты. Обычно большое количество самовыдвиженцев свидетельство того, что или «техников» много для размытия протестных голосов, или что власть настолько слаба, что вместо нее областью эффективнее могут управлять даже гимнастки и баскетболисты. Что движет Щадовым?

3. Юмашев уверенно держит протестную повестку. И его публичная обеспокоенность ежедневным приростом заболевших коронавирусом вызывает больше уважения, чем молчание врио. Другое дело, никто не знает, что делать. Ни власть, ни кандидаты, да и избиратели тоже. Все хотят на пляж, в спортзал, на открытые веранды.

4. «Павел Добродеев в Тулуне» — такой пост вышел в одной иркутской телеге с моим фото. Ходил светился после этого. Вышел на более качественный уровень. Как звучит! Почти что — Владимир Путин в Тулуне. Ну, и о Тулуне. Если коротко, а длинно не получится, если не описывать красоты природы, которых насмотрелся за десять часов путешествия, то, в принципе, ничего не изменилось. Да, залили четыре фундамента на Угольщиков. Но сроки, кажется мне, будут опять перенесены. Сколько их уже переносили за полгода? Застройщики в Березовой роще ждут денег, а их пока нет. Многие говорят, что заберут свои деньги и больше в Тулун ни ногой. Федералы строят социалку. А вот с жилищным строительством не очень.

5. Одиночный пикет у «серого дома». Дикунов устроил троллинг врио. Меня, конечно, улыбнул намек, но в то же время расстроило поведение Максима Кинаша – советника врио. Я представляю реакцию СМИ, если бы чиновник из команды Левченко сказал, что сфотографирует участника пикета и вызовет полицию. Первый канал уже сидел бы в приемной, а Малахов бесновался на своем ток-шоу. Но сейчас другая реальность.

Такой вот «Топ пять» главных событий недели. Пожары и иркутские пробки трогать не буду.

Буквально на днях разговаривал с одним чиновником и мэром небольшого города. Оба говорят, что устали от бесконечных войн, разделения на свой чужой, подозрений. А я стоял и не знал, что им сказать. Разве что, дождемся сентября, когда закончится это жаркое и душное во всех смыслах лето.